Вопрос #38329 С выбором одного правильного ответа из пяти предложенных
Ознакомьтесь с содержимым текста и выполните задание ниже.

Детская дружба

Нет ничего бескорыстнее детской дружбы… Если проследить начало её, её истоки, то в большинстве случаев наткнёшься на самую внешнюю, до смешного пустую причину её возникновения. Или родители ваши были «знакомы домами» и таскали вас, маленьких, друг к другу в гости. Или нежная дружба между двумя крохотными человечками возникла просто потому, что жили они на одной улице, или учились оба в одной школе, сидели на одной скамейке – и первый же разделённый по-братски кусок колбасы с хлебом посеял в юных сердцах семена самой нежнейшей дружбы. Фундаментом нашей дружбы – Мотька, Шаша и я – послужили все три обстоятельства: мы жили на одной улице, родители наши были знакомы, и все трое вкусили горькие корни учения в начальной школе Марьи Антоновны, сидя рядом на длинной скамейке, как жёлуди на одной дубовой ветке.

У философов и у детей есть одна благородная черта: они не придают значения никаким различиям между людьми – ни социальным, ни умственным, ни внешним. У моего отца была галантерейная лавка – аристократия, Шашин отец работал в порту – плебс, разночинец, а Мотькина мать просто существовала на проценты с грошового капитала – рантье, буржуазия. Умственно Шаша стоял гораздо выше нас с Мотькой, а физически Мотька почитался среди нас, веснушчатых и худосочных, красавцем.

Ничему этому мы не придавали значения… Братски воровали незрелые арбузы на баштанах, братски их пожирали и братски же катались потом по земле от нестерпимой желудочной боли. Купались мы втроём, избивали мальчишек с соседней улицы втроём, и нас били тоже всех троих – единодушно и нераздельно. Если в одном из трёх наших семейств пеклись пироги, то ели все, потому что каждый из нас почитал святой обязанностью с опасностью для фасада и тыла воровать горячие пироги для всей компании.

У Шашиного отца, рыжебородого пьяницы, была прескверная манера лупить своего сына, где бы он его ни настигал. А так как около него всегда маячили и мы, то этот прямолинейный демократ бил и нас на совершенно равных основаниях. Так счастливо и безмятежно жили мы, росли и развивались до шестнадцати лет.

А в шестнадцать лет дружно, взявшись за руки, подошли мы к краю воронки, называемой жизнью, как щепки попали в водоворот, и водоворот закружил нас...

Стиль текста

Решение
0%
0%
0%
0%
0%
    Поиск